?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Йозайан и судьбы

Это не отчет. Но все, что было на игре, еще раз всколыхнулось после твоего поста, Терн, и невозможно не ответить. Все цитаты - твои, отсюда:

Для тех, кто не был на РИ "Жены Верные и Неверные": много игровых реалий, мало пояснений.

Эфалабэль, невеста Сайбета, сына адмирала Гимильзагара и великолепной леди Замин, приезжает из далекой крепости Ангреност на задворках великой империи в столицу Йозайана.
Мой первый персонаж, моя первая игра. Я сама не знала, что будет дальше. 

"С Эфалабэль получилось грустно - она была невестой, но невестой, взятой не столько по любви, сколько по принципу "мне нужная достойная жена".

Это была мастерская задумка, я о ней не знала (и до конца игры я о ней не узнала), но внутренне была готова к этому. Даже в квенте историю помолвки Эфалабэль я прописала очень осторожно.

Военная крепость на окраине, девушка растет фактически сама по себе; отец-наместник, хоть и бережно любящий дочь, поглощен служебными обязанностями. Бессистемное чтение, много свободы, привычка к широте взглядов отца (а там, за морем, уже вовсю свирепствует террор) - и вымечтанная любовь к далекой родине, которой она никогда не видела, но к которой принадлежит по крови -  к Острову. И вот появляется молодой картограф-рудознатец-офицер из столицы, который оказывает знаки внимания, делает предложение,терпеливо ждет год до ее совершеннолетия. Ей кружит голову сама его нездешность, непохожесть, - и потом, он Оттуда, он родился в том самом Арминалете, который она видит во сне годами. Конечно, Эфалабэль любит Сайбета. Но ее любовь - во многом девическая, полупридуманная, вряд ли она видела много нежности от своего жениха.

Что же касается меня-игрока, то в самом начале игры меня ожидал мощный кирпич на голову. :) Как всякому неофиту, мне хотелось героических страстей по игре. И Нуменор времен падения был исключительно многообещающим фоном.

И вот они, страсти, бушуют вовсю. Баттанбэль, чудом найденная подруга, с криком бросается к огню, сжигающему Белое Древо. Сафтанбавибэль узнает о трагической гибели супруга. Ар-Фаразон объявляет о начале строительства эскадры.

А меня в разгар всего этого...  от души ненавидит свекровь.

Кто я? Где я? Какая, черт возьми, знакомая ситуация... :)

Замечательная Хельвдис воистину  "жгла напалмом". От ее персонажа меня просто трясло. Поэтому письмо виртуальному жениху получилось действительно отчаянным. И его ответ, единственная весточка, которую я получила по игре, не утешил меня: "Моя мать замечательный человек. Дай ей время." Ни слова о нас двоих, ни искры нежности. Мне тогда так показалось. Эфалабэль именно тогда поняла, что ее жених не очень ее любит. Ей даже не захотелось сохранить его письмо. Отдала его матери в качестве вещдока своей искренности - хранить не хотелось.

"Мне ещё и "по жизни" очень не хотелось, чтобы персонаж Хильды на своей первой же игре погиб. Но специально ничего не предпринимала. Оно вышло само - и, значит, честно и справедливо. Какой-то высшей справедливостью."   

Что касается меня, я как-то с самого начала решила, что Эфалабэль с Острова не уплывет. Еще по кастингу и квентам было видно, что у большинства персонажей есть друзья или родственники в Роменне, Верные в семье... либо чересчур смелые убеждения. Я подумала, что в качестве противовеса хорошо было бы не дать моей героине никаких  завязок в Роменне.  В отличие от Арминалетских персонажей, связи ее семьи с островом вообще и с Роменной тем более на годы прерваны - тем проще было это сделать.

А тогда выжить у нее не получалось. С какой стати Верным было брать на корабль девушку имперских убеждений, "ни жену, ни друга"? У меня не хватило мастерства вытянуть до конца ее влюбленность в Йозайан как одушевленный символ, но это тоже должно было удержать ее на Острове. Что и говорить, мотивация "остаться" как у игрока, так и у персонажа, была слабовата. А адмирал и его супруга выпихивали меня в Роменну всю игру, постоянно и настойчиво. На язвительные замечания бари Замин "мне кажется, тебя захватила пышность Арминалета, что-то тебя не очень тянет к моему сыну" отвечать становилось все тяжелей.

И потом, у меня была Королева. Тернуш, моя Эфалабэль смущалась перед тобой до невнятного лепета  и лишний раз подойти боялась, но следила  за тобой глазами всегда, когда ты выходила. Королева была символом того Йозайана из книжек, оставить ее было немыслимо. Что сказал бы мне тогда отец?

Ну, и гордость. Моим персонажем всю дорогу рулила именно она. Еще до игры я суеверно решила: на первой игре никаких браслетов от Зигура. Правду сказать, и искушений особых не было. Что могло ему понадобиться от Эфалабэль, простой как древко? :) Но оборотной стороной гордости было еще и это: никаких кораблей от Верных.

Но игра все решила иначе. Потому что случился адмирал Гимильзагар, единственный, кому Эфалабэль была небезразлична. Единственный, проявлявший о ней заботу, напоминавший отца, говоривший тепло и спокойно, без вечного дворцового подтекста. Надежный и сильный. Адмирал, которого хватало на защиту всех непутевых, чересчур смелых на язык, девушек Арминалета. :)

Как вдохновенно ты говорил перед отплытием от том, что привезешь нам "кусочек бессмертия"! Я тебе почти поверила. Потому что уже знала, что тебе можно верить всегда. Даже когда ты принимаешь Зигуровы дары и убиваешь незащищающегося противника.

А потом ты посмотрел тем отрешенно-обреченным взглядом и я поняла, что ты не вернешься. Ты вложил мне в руку кольцо и велел передать его сыну. Уже потом я узнала, что в вашем роду отец передавал его сыну в час смерти. Тогда просто почувствовала, что тебе будет много тяжелей отплывать, зная, что я осталась.

И две самых тяжелых за всю игру сцены. Тяжелей только Волна.

Я склоняюсь перед Королевой и прошу позволения отправиться в Роменну. Лицо моей королевы становится еще печальней и строже, когда она холодно отвечает:

- Пусть так. Но это будет последний человек, покинувший Арминалет.

В Роменну я влетаю в тот самый миг, когда Элендиль произносит:

- Корабли готовы. Мы должны оставить Остров.

В сумерках его обступают взволнованные люди. Среди их одежд - серых, синих, коричневых - мое алое с золотом платье, кажется, полыхает огнем, режет глаз. Арминалетский веер, который я все еще не выпускаю из рук, выглядит нелепо и вызывающе. В толпе поднимается ропот, Элендилю указывают на меня - человек из столицы среди них в такой миг невозможен.

Элендиль расспрашивает меня, я что-то отчаянно и сумбурно объясняю, мне заворачивают рукава и на какой-то миг я чувствую облегчение: все-таки браслетов на них нет. Потом, буквально со взмахом руки "а ладно, лезьте в трюм!" :) - потому что игровое время поджимает, потому что... потому что они лучше нас?.. меня принимают и пропускают на корабль. Веер летит "в воду". До последнего я не понимаю: как случилось  что я выжила?

"А за время, проведённое в разлуке, Сайбет понял, что полюбил её. По-настоящему. И поняв это, уплыл с королём, надеясь, что вернётся и заживёт счастливо вместе с юной супругой.
Только и остаётся радоваться, что хотя бы она выжила. Надеюсь, вернулась к отцу.. а Остров остался страшным сном."


Сразу после игры, в горячке взаимных расспросов и откровений, Лис признался (поправь меня, если ошибусь), что у него был замысел моста между двумя играми. В одной из следующих он хотел сыграть потомка адмирала Гимильзагара, потомка его единственного сына Сайбета и Эфалабэль. Для того, чтобы это воплотилось, моему персонажу надо было выжить. И адмирал  выживал меня в Роменну всеми силами. :)

После игры я услышала: "Ну все, теперь можно писать квенту." Меня впечатлило невероятно, я даже перестала жалеть о своей героине, которую не вытянула до конца.

А еще потом я узнала о письме Сайбета, которое должна была получить по игре:

Пишу тебе, нареченная моя, из главной гавани Йозайана, ибо через несколько минут ступлю на борт корабля, уходящего на Запад.

Знай же, что я покинул Срединные земли и отправился на обратно на Остров, повинуясь призыву нашего Короля. Всем сердцем желал я заехать сперва в Арминалет, чтобы повидать отца и мать, но, главное, тебя. Однако долг превыше всего - государь Ар-Фаразон призвал всех, кто годен к военному делу, немедля прибыть в Гавани.

... Теперь я знаю, что нашел ту, что суждена мне судьбой, и ничто не в силах нам помешать. Пусть мы отправляемся в путь, и впереди нас ждет сражение. Но не победить мы не можем! И вот тогда я вернусь к тебе, нареченная моя, и смогу, наконец, назвать тебя своей женой. И после этого мы не расстанемся никогда, обещаю. Я сделаю тебя счастливой, моя Эфалабэль, я клянусь в этом! Только дождись меня...

Письмо рушило все. Все надежды персонажей и задумки игроков. Для моей героини вместо брака по обету и долгу с человеком, на любовь которого нет надежды, получалось... понятно, в общем, что получалось. Помимо трагической истории любви... письмо рушило последнее оправдание Эфалабэль. Она выжила вопреки своей совести, как она ее понимала. Судьба посмеялась, сказав ей: зря.

Я так и не поняла, почему все-таки я не получила этого письма? Мастера отказались от этой мысли или просто времени не хватило? Но я его не получила, и все сложилось, как сложилось. С концом не то, чтобы счастливым: забыть Йозайан у Эфалабэль не получится, а в Средиземье теперь придут другие люди,с убеждениями, которые ей непонятны. "И я спрошу - а как же Минас-Тирит..." Но поймет ли она их, останется ли до конца осколком прошлого - в любом случае, у нее есть возможность, и впереди что-то будет. Может быть, она все-таки ушла не зря.

И Лису будет кого играть... в другой жизни. :)

Но, честно говоря, уже не от имени персонажа, а от имени игрока: я готова была играть и тот, другой вариант.

"У нас ещё тема была такая... суровая, мягко скажем. В общем, мы надеялись, что люди понимают - они едут не просто в Нуменор играть, а в Нуменор перед падением. Когда и Зигур на острове, и храм его, и доносы, и жертвы, и поединки, и.. "

Вот именно поэтому.

Когда я собиралась ехать на Рохан, думала: первая игра - по Рохану! Это символично.
 
На "Жен" я согласилась, еще не зная темы. Когда узнала, первой мыслью было: только не это. Первая игра по теме... лично болезненной, скажем так.

"Жены" вернули мне незамутненно-толкиновский Нуменор/Йозайан, да, во всех его суровых реалиях, но тот, прежний.
Куда уж символичней.

Comments

( 11 comments — Leave a comment )
eregwen
Apr. 23rd, 2008 02:02 pm (UTC)
Не знаю, почему письмо не дошло - скорее всего, потому что банально не хватило на него времени. И то, что я его после игры тебе показала.. теперь жалею. Это было в "послеигровой горячке". В здравом уме я бы это делать не стала, потому что раз не сложилось, то не сложилось.

Будем считать, что его не было, этого письма. А даже если и было... Эфалабэль спаслась не зря. Потому что ничего не бывает "просто так".

Из наших слёз можно сделать целое море. С ещё одной Волной.
hildae
Apr. 23rd, 2008 06:35 pm (UTC)
Я не жалею, что показала.
Первым моим чувством было: на игре письмо не дошло, значит - не сыграло, значит - его не было. Это потом уже подумалось - вот появляется Эфалабэль в Ангреносте после всего и узнает...
Но знаешь, это уже домыслы. Это еще одну игру нужно. Давай решим, что времени на письмо не просто так не хватило, а это знаковое совпадение.

Так хочется снова в Йозайан...

PS Я тебе письмо и об этом писала, а тут твой пост. Письмо публичным получилось. :)
eregwen
Apr. 23rd, 2008 06:53 pm (UTC)
Хочется? Несмотря на всё, что было?..

И если снова позову на игру, поедешь? :)
hildae
Apr. 24th, 2008 01:22 pm (UTC)
Да. Наверное, в какой-нибудь другой ипостаси, но хочется. Там столько всего осталось недопережитого.
Кактусов недоеденных. :)

Спрашиваешь. :)
Мне дико жаль, что я мимо твоей Галадриэль пролетаю.
helegnor
Apr. 24th, 2008 09:36 pm (UTC)
Знаковое, точно:) Не было ничего, ничего не было, да?

Ффффух, читаю эти комменты - и понимаю, что жизнь-то налаживается:)
А то после того треда у Терн мне как-то совсем нехорошо было...и без-надеждно. Бррррр, не люблю, когда - так.
hildae
Apr. 29th, 2008 08:15 pm (UTC)
Моей первой реакцией на письмо была стойкая внутренняя уверенность, что каким бы оно не было, оно не сыграло.
Так что определенно налаживается. :)
kemenkiri
Apr. 23rd, 2008 09:47 pm (UTC)
Нет, не зря, определенно не зря... Вот я твердо верю, что мысли на пробуждении и засыпании, когда не думаешь сама, а они *приходят* - это что-то типа орэ.
...И вот через несколько дней после игры меня на пробуждении просто замучила навязчивая мысль - неужели Эфалабель утонула? Это неправильно, так не должно быть! - я пыталась вспомнить, когда я видела ее последний раз по игре, и не могла точно вспомнить... Причем Сайбет в этой секвенции мыслей не фигурировал, это просто было почему-то очень важно.
Причем - к чему бы? И по игре мы общались немного, и на моего персонажа она была не завязана, вон сколько народу было ближе... А вот же ж.
И я была дико рада, когда через несколько дней выяснила, что она - спаслась.
hildae
Apr. 24th, 2008 01:32 pm (UTC)
Мыслям на пробуждении я тоже очень верю.
Но так интересно, почему появились мысли об Эфалабэль? И почему не безразлично, погибла она или нет? Бесконечно трогательно для меня, но неожиданно. Она же, в общем-то, не очень заметным персонажем была, просто была - и все.
Наших персонажей игра специально не сводила, но общее ощущение неприкаянности роднило. И Сафтанбавибэль, и Эфалабэль были вечно при дворе и вечно одиноки, хотя формально близкие люди были. Не так?
helegnor
Apr. 24th, 2008 10:34 pm (UTC)
О да, про бессмертие я врал очень, очень вдохновенно. Даже сам почти поверил:)

Спасибо, солнце.
И...все будет хорошо.
Не надо никакого другого варианта, потому что все вышло так, как должно было быть, потому что иначе - нельзя. Не бы-ва-ет.
kemenkiri
Apr. 26th, 2008 05:19 pm (UTC)
...очень хотелось верить. Хотя б в это...
hildae
Apr. 29th, 2008 08:16 pm (UTC)
Очень вдохновенно. С огоньком в глазах. Даже игрок во мне проникся. :)
( 11 comments — Leave a comment )